Владимир Чижов: «Успокаиваем и тонизируем»

– Как Вы думаете, почему ваше предприятие вошло в рейтинг лучших компаний 2009 г.?

– По всей вероятности потому, что с рынка исчезли «надутые» предприятия, которые работали в пору сверхдоходов, получаемых от реализации нефти и газа. Проще говоря, исчезла мишура, на первый план вышли те, кто действительно работает и что-то производит.

Наша фирма существует с 1991 г. За эти годы мы в сотни раз увеличили объем производства и заняли строчку в отраслевом рейтинге ведущих производителей России. А теперь вот поднялись и в рейтинге пензенских предприятий, хотя с пензенским покупателем практически и не работаем. Наши клиенты живут в основном в городах-миллионниках.

– Считается, что в 2008 г. в стране наступил экономический кризис и продолжался весь 2009 г. Есть и другое мнение, будто кризиса вовсе не было, его придумали богатые, чтобы сократить свои расходы и получить сверхприбыль. Что Вы на это скажете?

– Я не согласен с тем, что его придумали богатые. И вообще не согласен с тем, что у нас был кризис. Я считаю, что российская экономика просто-напросто возвратилась к своему нормальному состоянию, которое соответствует истинному состоянию экономики.

Ведь это неправильно, если экономика существует за счет сверхдоходов с нефти и газа. Это приводит к тому, что с падением их стоимости приходится сворачивать фантастические национальные проекты. Экономика должна опираться на объем истинного валового национального продукта, а не на стоимость нефти. Именно это и происходит сейчас. Естественное состояние глупо называть кризисом.

– А как Вы догадались, что для вашего предприятия кризис наступил?

– На нашем предприятии кризис слабо отразился, поэтому кризиса на нём не было.

Конечно, произошли кое-какие изменения. Но они, скорее, из разряда приятных. Например, столичные аптекари рассказали о том, что нашу продукцию стали покупать пафосные люди, которые считают себя влиятельными бизнесменами, мало работают и много отдыхают. Скорее всего, у них снизились доходы, и они более реально стали смотреть на жизнь. Если раньше мы ориентировались, скажем так, на группу малообеспеченных, то теперь появилась еще и группа российского среднего класса.

В результате, в 2009 г. наши объемы выросли на 11%. Причем аптекари даже просили поднять цену процентов на тридцать. Но мы пока не поднимаем.

– Что Вы почувствовали как руководитель, когда появились первые признаки кризиса?

– Я подумал: «Слава тебе, Господи! Наконец-то мы возвращаемся в то состояние, которое должно быть на самом деле».

В прежние годы из-за непомерно высокого уровня заработных плат в нефтяной и газовой сферах многие высокопрофессиональные специалисты уходили туда, а другие отрасли промышленности, у которых не было сверхвысоких доходов, оставались без специалистов. Всем хотелось работать на службе, связанной с государственными заказами и государственным бюджетом.

Теперь люди стали более рационально смотреть на вещи и трезво мыслить.

Поэтому первые признаки кризиса меня ничуть не испугали. Наоборот, мобилизовали.

– Были ли у вашего предприятия трудности, которые можно считать уникальными, присущими только вашему предприятию?

– Наши трудности всем известны. Это постоянные нападки на то, что биологически активные добавки не нужны российскому народу, что этим средством пользуются аферисты для того, чтобы обманывать бабушек.

Однажды Андрей Малахов в свою передачу «Пусть говорят!» пригласил ведущих российских микробиологов, посадил их и, не обращаясь к этим учёным, стал давать слово женщинам, которых по телефону обманули распространители биологически активных добавок. А этим уважаемым микробиологам слова не давали, Малахов их просто унижал.

Это то же самое, что собрать ведущих российских строителей и пригласить обманутых дольщиков. Дольщики расскажут о своем несчастье, и на основании этого будет сделан вывод, что надо прекратить жилищное строительство в России, чтобы не было обманутых людей.

– Во время кризиса принято экономить. На чём экономили прежде всего вы?

– У нас, наоборот, объем производства увеличился, поэтому мы ни на чем не экономили. За 2009 г. зарплата наших сотрудников выросла на 18%.

– А во что вкладывались?

– Мы резко увеличили объемы рекламы, дабы завоевать ту часть населения, у которой изменились доходы, но остался вкус к жизни. Они стали искать более дешевую продукцию для поддержания своего здоровья. И мы им предложили такую продукцию.

– Какое из принятых Вами в 2009 г. управленческих решений в наибольшей степени помогло вашему предприятию удержаться на плаву?

– Мы стабильно держались в своем сегменте, и для того чтобы удержаться, не надо было принимать каких-то важных решений. Наоборот, мы рискнули и решили ввести у себя продукты, которые относятся к разряду элитных продуктов. Прежде всего, это биоэнергетики. Их стоимость немного выше, потому что само сырьё для них очень дорогое. Зато полезное воздействие на организм колоссальное.

Был риск, что из-за снизившихся доходов население просто не будет их покупать. Но мы все-таки приняли решение выпускать такую продукцию и не ошиблись. Сейчас эти биоэнергетики позиционируются как продукт хорошего настроения, население его покупает.

– Приходилось ли Вам полагаться на интуицию в принятии решений во время кризиса? Приведите пример.

– Я всегда полагаюсь на интуицию.

Самый хороший пример, когда мне во сне приснилось, как методом экструзии (перепада давления) получить продукт на основе пищевых волокон. Мне это приснилось, я тут же позвонил бывшему главному технологу «Пензпищепрома» и спросил: «Ирина Владимировна, у кого в Пензенской области есть экструдер?» – «В Каменке есть» – «Берем мешок отрубей и сегодня же едем в Каменку».

Таким образом мы стали выпускать продукт, который до нас не выпускал никто.

– Чем гордитесь? Какими личными достижениями как руководитель и какими достижениями предприятия?

– Представьте себе, что мы начали развивать направление биологически активных добавок в 1991 г., а название «Биологически активные добавки» появилось в России только в 1995 г. Мы начали с нуля, и за 19 лет нам удалось создать высокомеханизированное и высокоавтоматизированное предприятие, на котором сейчас работает около 140 человек. Нам удалось создать профессиональную команду, в ней сейчас работают без пяти минут два доктора наук.

Этими вот показателями я больше всего и горжусь: предприятие и команда.

Кроме того, мы разработали много уникальных продуктов. Мы производим успокоительные средства, тонизирующие средства, средства, восстанавливающие работу желудочно-кишечного тракта. Мы успокаиваем и тонизируем население.

– Как Вы изменились за время кризиса как руководитель?

– Стал прагматичнее, что ли. Это не столько результат кризиса, сколько результат опыта, который приходит с годами.

А вообще, кризис помог снять усталость, заставил мобилизоваться, помог преодолеть творческий кризис. Лень ушла.

– Назовите 5 дел, которые нужно сделать обязательно, чтобы вывести предприятие из кризиса.

– Кризис меня не коснулся. Быть может, потому, что я сделал 3 важных дела, которые защищают предприятие от кризиса.

Первое: собрал высоко профессиональную команду.

Второе: каждый год повышал производительность труда за счет оснащения и переоснащения предприятия.

Третье: искал те рычаги, которые позволяли бы постоянно эту высокопрофессиональную команду заинтересовывать новыми разработками, чтобы на предприятии была атмосфера профессионального интереса.

– Какова Ваша ближайшая профессиональная цель?

– Твёрдо держаться в ведущей российской пятерке производителей биологически активных добавок и при этом не забывать про себя. У меня есть хобби: я занимаюсь развитием сельскохозяйственного предприятия в селе Царевщино Мокшанского района. Мне хочется показать, что труд сельскохозяйственного рабочего – не менее престижная работа, чем любая другая. И хочется, чтобы то поселение, в котором мы сейчас работаем, по быту в целом не отличалось от города. Это моя голубая мечта.

Источник: «Компания года 2009 года»
(Голосов: 0)